Экономисты перегрелись

Вопрос импортозамещения остро стоит и для всего Юга России в целом, и для Краснодарского края, и Ейского района, в частности. Для импортозамещения принимаются решительные меры, однако результат порой далек от ожидаемого. Но все ли можно сделать на местном и региональном уровне? О проблемах импортозамещения в стране, о тех, кто мешает регионам, – материал нашего обозревателя…

Вы, наверное, думали, что проблему импортозамещения легче решать с деньгами, чем без них? Ан нет! На днях мозговой центр «Альфа-банка» увидел опасность для российской экономики в росте цен на нефть. Это заголовок такой, и не в «Шарли Эбдо», а на РБК…

«Угрозу для российской экономики может представлять не падение цен на нефть, как принято считать, а напротив — их рост, – пишут аналитики «Альфа-банка». – Для российской экономики сейчас более опасно вовсе не дальнейшее падение цен на нефть, а напротив — их укрепление.

Парадоксальный вывод, содержащийся в обзоре главного экономиста банка Наталии Орловой, объясняется «провалом» политики импортозамещения.

Значит, улучшение покупательной способности населения, которое произойдет в случае роста цен на нефть и соответствующего удорожания рубля, скорее всего приведет к росту импорта, а это при прочих равных — вычет из ВВП.

Вывод, который следует из этого пассажа  аналитиков «Альфа-банка»: не должно быть улучшения покупательной способности населения. А что тогда должно быть? Они считают имеющуюся покупательную способность населения великолепной, блистательной, запредельной и рассуждают по принципу «куда же лучше-то?».

Или же они выходят иногда на улицы, видят нищету и хотят законсервировать эту нищету навеки?

Вы понимаете, что третьего не дано – раз на уровне целей поставлено: «Не должно быть улучшения покупательной способности населения»?

Как и всегда, у либеральных экономистов все проваленное «провалилось» само по себе, и лиц, проваливших порученное дело, нет. Вот и импортозамещение в версии РБК «провалилось» анонимно – без титанических усилий Центробанка РФ, Минэкономразвития, Минфина, банков страны, включая тот же «Альфа-банк», и прочих конкретных лиц. Шло себе шло это импортозамещение, да и провалилось… Наверное, по тонкому льду пошло…

«На то, что импортозамещение скорее вылилось в «много шума из ничего» (по названию обзора «Альфа-банка»), указывает тот факт, что доля сельскохозяйственного сектора в экономике почти не выросла по сравнению с докризисными годами, а доля импорта в розничном потреблении сократилась до 35% с 43–44%, то есть не так сильно, как могло бы быть, исходя из просадки рубля. Получается, что номинальное ослабление рубля на 57% не привело к структурному сдвигу в реальном секторе», – пишет Орлова.

Вы понимаете?! «Рубль ослабел более чем в два раза – что должно привести к существенному вытеснению импорта из структуры потребления и ВВП». Просто так! Потому что рубль «ослабел» (а честнее сказать – был испорчен, как серебряная монета при царе Алексее Михайловиче).

А если бы рубль ослабел в 10 раз, то, по этой антилогике, мы завалили бы весь мир своей продукцией? А если бы он ослабел в 100 раз и превратился в «керенку» 1917 года и коробок спичек стоил бы «мильон», то мы, очевидно, вырвались бы в мировые экономические лидеры и с нами вообще никто не смог бы конкурировать?!

Так чего же мы ждем? Давайте портить монеты, снижать ее вес, делать ее из дешевого пластика, из дерева, из глины! Чем дешевле в стране деньги, тем лучше экономике и больше инвесторов ломится… Идите теперь и расскажите это в Зимбабве и в Сомали!

«Если цена нефти восстановится до $80–90/барр., справедливая стоимость российской валюты будет составлять 45–50 руб./$1», – утверждает Орлова. Это ее и пугает: страшный призрак роста покупательной способности населения спать не дает…

Между тем, проблемы российской экономики видны даже из таких мутных источников, как результаты опросов, проведенных Институтом Гайдара. При всей сомнительности его научной репутации, он огласил, что почти 60% производителей не могут запустить импортозамещение, потому что отсутствуют российские аналоги. По данным же Всемирного банка, 70% российских компаний используют иностранные сырье и полуфабрикаты.

Казалось бы, даже школьник сделает вывод: отсутствуют российские аналоги – заводите! У вас же огромные золотовалютные запасы, покупайте технологии, внедряйте! 70% российских компаний используют иностранные сырье и полуфабрикаты? Значит, ищите рынки сырья, запускайте производство своих полуфабрикатов… 

А экономика не среагировала на порчу денег Центробанком и заокеанскими «партнерами» (диверсантами). ЦБ РФ – это сторож, который пустил иностранных диверсантов заложить динамит под опоры моста с надеждой, что это оживит движение по мосту! Логика такая: вот рванет динамит – тут-то все и забегают, засуетятся…

«Неудача с импортозамещением выливается в высокий риск экономической стагнации, который ставит под сомнение перспективы госбюджета», – пишут на голубом глазу аналитики «Альфа-банка».

На самом деле все ровным счетом наоборот. Это же очевидно, что наоборот, даже для непрофессионала! Это «высокий риск экономической стагнации» (а также она сама, явленная в натуре) выливается в «неудачу с импортозамещением».

Россия – единственная развитая страна в мире, в которой  контроля за ценами… нет! Из-за гайдаровской односторонней конвертации рубля – национального бизнеса тоже нет. Бизнес в РФ зарабатывает не собственно рубли, а доллары США, только выполненные в дизайне рублевой купюры. Сочетание двух этих факторов приводит не только к оттоку капитала (сотни миллиардов долларов в год), но и к зависимости цен местных производителей от цен импортных аналогов их продукции.

Как это работает на практике? Допустим, рынок импортного сыра составлял 60%, а отечественного – 40%. Импортный сыр стал дороже. Есть возможность увеличить долю отечественного сыра. Но при свободных ценах есть и другая возможность: поднять цены на отечественный сыр до уровня импортного. При этом прибыль производителя будет выше, а трудиться ему интенсивнее не придется. Потому что сумма двух сырных голов, проданных по пять рублей штука, равна сумме пяти сырных голов, проданных по два рубля за штуку. То есть, чтобы заработать 10 рублей, нужно или пять сыров продать за 2 рубля кило, или 2 сыра – по пять рублей кило. Чисто технологически продавать поменьше и подороже выгоднее, чем побольше и подешевле, ведь издержек меньше!

Поэтому отечественный производитель не отвоевывает ДОЛЮ у импорта. Он просто пользуется возможностью вздуть цены в своем сегменте. При свободных ценах и односторонней конвертации рубля иначе быть просто не может…

Российскому производителю нужны «для приведения в чувство» твердые цены – чтобы увеличить прибыль он мог только за счет роста производства, а не более простого и комфортного роста цен. Ему нужен собственный, российский рубль, а не перекрашенный доллар – такой рубль, за который продавалось бы что-то, не продающееся за доллар. До тех пор, пока рубль представляет лишь ухудшенную версию доллара, страна не станет суверенной.

Российскому производителю нужны дешевые кредиты, сопряженные с барьерами для вывозов капитала из страны, чтобы развиваться и накапливать блага здесь, а не на Каймановых островах. Это принцип КРАНА И ПРОБКИ: чтобы набрать ванну, нужно открыть кран и заткнуть слив, тогда и произойдет накопление, в случае с экономикой – материальных благ и потребительских возможностей.

Но главное – государство должно работать, а не сибаритствовать, уповая на порчу денег, не требующую ни ума, ни фантазии, ни усилий, как на «проверенное средство улучшения». Государство должно носиться над своим – рублевым бизнесом, как курица над цыплятами, делать для него полезное, запрещать вредное и постоянно корректировать стратегию, подлаживая ее под нужды отечественного производства и потребления.

Не нужно бояться получить «лишние деньги» от дорогой нефти, как этого боится либеральное псевдогосударство: всякая валютная выручка может (и должна) быть использована для ускорения развития собственной экономики, возведения недостающих для импортозамещения звеньев технологической цепи, для закупки новейшего оборудования, технологий, для развития «человеческого капитала» – финансирования науки, образования и т.п.

Но сложившийся воровской уклад настолько ущербен, что его и золотой дождь бьет свинцом по темечку! Нефтедоллары вместо реконструкции собственного производства бездарно проматывали или бездарно копили в заначках, подражая в последнем случае Норвегии, у которой все социальные проблемы лет сто как решены и можно заняться роскошью размещения «депозитов».

И вот эти ущербные люди, социализированные на вид (в дорогих костюмах и на шикарных авто) социопаты, на полном серьезе рассуждают, что России невыгодна и опасна дорогая нефть, потому что она может – о, горе, горе, горе! – привести к росту уровня жизни населения…

Аналитики «Альфа-банка» пишут: «Считаем, что Минфину будет трудно избежать роста социальных расходов в ближайшие два года. Социальные расходы (пенсии, социальные выплаты и зарплаты госсектора) — это 21% ВВП, 40 млн. пенсионеров и 18 млн. госслужащих (говорится в обзоре) и то, что структура ВВП не сильно изменилась в ответ на изменение макроэкономической конъюнктуры, — для бюджетной политики плохая новость».

Структура ВВП действительно «не сильно изменилась». Но она и не могла, потому что никакого «изменения макро-экономической конъюнктуры» не было! Ребята, вы просто испортили деньги! Не ДнепроГЭСы построили, не Турксибы проложили, не новые заводы возвели, не новые тепличные комплексы и не новые чудо-лаборатории. Вы всего лишь испортили деньги и назвали этот акт «изменением макроэкономической конъюнктуры».

Структура ВВП совершенно предсказуемым образом отреагировала на ваше пачкунство. Она просела – да и все. Вы деньги портите, жизнь широких масс делаете беднее – они в ответ меньше покупают, хуже живут. А чего еще вы ждали – вы, люди, которые неизвестно как получили свои дипломы о высшем экономическом образовании?

Александр Филиппов.