Вам слово, госпожи офицеры!

 

·        ЗНАЙ НАШИХ!

10 ноября свой профессиональный праздник отмечают сотрудники Министерства внутренних дел Российской Федерации. Учитывая, что полицейские всегда – на переднем крае борьбы с преступностью, принято считать, что их профессия подходит только мужчинам. Но это не так. Рядом с ними практически во всех подразделениях работают женщины. Как они чувствуют себя в формате сугубо мужской профессии, чем заполнены их служебные будни, о чем они мечтают? Об этом в канун праздника наш корреспондент беседовал с двумя сотрудницами Отдела МВД России по Ейскому району – старшим следователем следственного отдела майором юстиции Натальей Мацокиной и юрисконсультом правового направления капитаном внутренней службы Алевтиной Ивченко.

Мечты сбываются

– В современном мире женщина в форме уже не редкость, но, согласитесь, Наталья Викторовна, что быть офицером полиции, где ежедневно приходится сталкиваться, с одной стороны, с жестокостью и цинизмом преступного мира, а, с другой, – с чьими-то болью и страданием, более подходит мужчине. Чем вас привлекла работа в УВД и в чем она для вас заключается?

– Быть офицером полиции – это мечта моего детства. И в старших классах школы, а я росла в станице Копанской, точно знала, что дальше буду учиться на юридическом факультете. Мечта моя сбылась, когда я поступила в Ставропольский государственный университет на отделение «юриспруденция» и потом закончила его по специализации «уголовное право».

В Отделе МВД России по Ейскому району с 2002 года занимаюсь расследованием уголовных дел с незаконным оборотом наркотических средств. Моя обязанность – собрать доказательную базу и затем направить уголовные дела в суд. Работать, безусловно, сложно. Люди, продающие наркотики, очень изворотливы. Они отлично знают о том, что по этой статье сразу же заключают под стражу и их ожидает суровое наказание.

Выявляют преступников сотрудники уголовного розыска. И при проведении оперативно-розыскного мероприятия все происходит почти так, как вы видите в кинофильмах. Сначала совершается проверочная закупка наркотических средств, она проводится под контролем сотрудников угро. Рядом с оперативниками находятся граждане, согласившиеся быть добровольными свидетелями происходящего. Затем их же допрашивают в качестве свидетелей. А лицо, выступающее в роли покупателя, имеет при себе диктофон и помеченные денежные средства. При передаче наркотиков и денег продавца задерживают. Причем, хочу отметить, что человек, выступающий в качестве покупателя, остается засекреченным, чтобы на него в дальнейшем не было давления.

Все материалы сотрудниками уголовного розыска предоставляются нам, следователям, и мы возбуждаем уголовное дело. А уже после расследования передаем дело в суд. И хочу отметить, что не было случаев, когда бы такие дела разваливались в суде, так как предоставляется мощная доказательная база: диктофонная запись, помеченные купюры, имеются свидетели.

– А если наркоторговец – член преступной группы?

– В том случае, когда работает организованная группа, для установления лиц, распространяющих наркотики, и покупателей из числа гражданского населения, их употребляющих, наши сотрудники устанавливают за подозреваемыми наблюдение. Было уголовное дело, когда продавец, уже догадываясь о том, что за ним ведется наблюдение, «конспирировался»: предлагал своим покупателям говорить не о покупке наркотиков, а вести разговор якобы о закупке картошки. И самое поразительное, при этом он так и продолжал продажу наркотических средств. Жажда наживы сыграла свою роковую роль – ему дали двенадцать лет лишения свободы. И поставляющий ему наркотики гражданин из Камышеватской тоже осужден на такой же срок.

В 2014 году был случай, когда закупщик встречался со сбытчиком на улице Красной. Сбытчик гражданин П. подъехал на встречу в автомобиле и, когда закупщик передал ему деньги и получил взамен пакетик марихуаны весом полтора грамма, сразу же уехал. Оперативники сбытчика задерживать не стали – решили выяснить, где гражданин П. берет наркотики. И в следующий раз была произведена еще одна закупка, на которой сбытчик продал уже 1,8 грамма наркотиков. Тогда было принято решение его задержать. В ходе досмотра было обнаружено девять пакетов с марихуаной общей массой 16,9 грамма. Гражданин П. осужден на девять лет лишения свободы.

К великому сожалению, и девушки занимаются сбытом наркотиков. Одна из них, ейчанка 1987 года рождения, красавица, в этом году была осуждена на восемь с половиной лет. Свои лучшие годы, данные ей для любви, материнства, девушка проведет в тюрьме.

– О чем вы мечтаете?

– Чтобы у дочери Кати, а она окончила юридический техникум, и сына Саши, ученика пятого класса школы N2, в жизни все хорошо сложилось, они занимались любимым делом. Есть еще мечта. В юности я играла в волейбол, и сейчас очень хочется создать волейбольную команду. Но пока, увы, на это нет времени.

 

Отстоять  деловую репутацию

 

– У каждого своя дорога в профессию. Алевтина Владимировна, как вы пришли к решению, что работа в полиции – это ваш путь?

– Еще в первом классе я твердо решила, что буду милиционером. В моей семье никто не служил  в правоохранительных органах, но мое детское воображение потрясло то, что однажды я увидела женщину в форме милиционера. И, когда мы, малышня-первоклашки, писали о том, кем хотим быть, когда вырастем, я твердо вывела: «Тетей-милиционером». Этот листок с моими мыслями о будущей профессии мне подарили на выпускном вечере в школе, и я его храню до сих пор. Очень рада, что не ошиблась в своем выборе.

– А вы помните свой первый рабочий день?

– Еще как помню! – рассмеялась Алевтина Владимировна. – После окончания Кубанского государственного университета пришла на службу в правовое подразделение, и мне в первый же день пришлось идти в суд, где рассматривались сразу два гражданских  дела с нашим участием. От страха  показаться некомпетентной у меня тряслись коленки. А тут еще старшие товарищи подсказали, что могу ходатайствовать об отводе судьи. И я это сделала. Судья адекватно отреагировал на мою неопытность и отказал в отводе. Сейчас бы я, конечно, так не поступила, поскольку, как я теперь уже понимаю, законных оснований на то не имелось. Так что судебная работа для меня оказалась очень интересной и можно сказать – любимой. Это как головоломка, которую нужно обязательно решить.

Годы службы в МВД закалили мой характер. В должности юрисконсульта правового направления я работаю с октября 1999 года. Накопленный опыт и знания помогают мне профессионально защищать наш Отдел. В мои обязанности, кроме проведения правовых и антикоррупционных экспертиз, согласования всех приказов и распоряжений по Отделу, входит повышение уровня правовой грамотности сотрудников, информирование населения об изменениях законодательства, защита правовыми средствами личного состава и Отдела МВД России по Ейскому району в судебных инстанциях. Кроме этого, приходится решать еще много различных вопросов юридического направления.

– Наверное, вам особенно больно и обидно слышать, как прилюдно принижают честь и достоинство сотрудников полиции?

– Это действительно так. Поверьте, мои коллеги очень много хорошего делают для граждан. Они прилагают максимум усилий, чтобы обеспечить безопасность людей. Проявляют выдержку и самообладание в самых сложных ситуациях, сопряженных с риском для жизни. И моя цель – правовым путем отстоять их деловую репутацию.

Бывают случаи, когда органы внутренних дел могут нести ответственность вне зависимости от вины его должностных лиц. Например, если гражданин какое-то время находился под уголовным преследованием, а затем в отношении него уголовное дело было прекращено по реабилитирующим основаниям. И, так как в связи с этим он имеет право на возмещение морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности, я должна в судебном процессе быть убедительной и просить суд, чтобы это возмещение было соразмерно тяжести перенесенных страданий истца.

Моя задача – проследить, чтоб данный гражданин не только сформулировал свои исковые требования о взыскании определенной суммы причиненного ему морального вреда, но и доказал свое право на ее получение. Согласно закону за действия государственных органов финансовую ответственность несет федеральная казна, а я стою на стороне защиты бюджетных средств.

– Выходит, вашу работу можно измерить еще и в экономическом аспекте?

– За прошлый год нам был предъявлен сто один иск (сюда же входят заявления и жалобы) на общую сумму один миллион девятьсот тридцать четыре тысячи рублей. В результате, суд отказал по восьмидесяти девяти искам, и все деньги до копейки остались в казне. В этом году за девять месяцев предъявлено шестьдесят пять исков с требованиями возмещения вреда на один миллион девятьсот тысяч рублей. Уже получен отказ судом по пятидесяти четырем искам – на общую сумму один миллион рублей.

Несколько лет тому назад житель Москвы предъявил нам иск на сорок семь миллионов рублей. Мне пришлось пройти массу судебных процессов, доказывая неправомерность требований, даже вылетать в Москву. В итоге – сумма осталась в бюджете.

Но, пожалуй, самое сложное для меня – это когда рассматриваются иски моих бывших коллег о восстановлении на службе. В этом случае, отстаивая законность их увольнения, приходится судиться с ними и при этом – забыть о том, что этот человек служил рядом с тобой.

– Такая напряженная работа отнимает много времени. Как ваши близкие к этому относятся?

– Поддерживают. Мой супруг Александр тоже служит в полиции, имеет звание «старший лейтенант». Двое сыновей,  Вадим и Илья, учатся в гимназии N14. Мальчикам нравится то, что их родители служат в полиции. Возможно, и они со временем тоже пойдут по нашим стопам. Я очень хочу, чтобы сыновья, несмотря на недостаток времени у родителей на общение с ними, выросли достойными людьми.

Нужно отметить, что эти прекрасные дамы в офицерских погонах имеют много поощрений, грамот, благодарностей от руководства МВД за профессионализм. Но самая главная и дорогая награда – это, конечно же, гордость детей за своих красивых и сильных мам, прилагающих вместе с коллегами максимум сил, чтобы в городе и районе не осталось места для криминала.

 

Нина ИКОННИКОВА.