«Я зачем приходил в этот мир?»

Я вернулся в родительский дом,

Не застал ни отца, ни мать.

Нет ни братьев родных, ни сестер,

Ни друзей, ни врагов не видать.

Все на кладбище сельском давно,

Их крестам уж недолго стоять.

Помянуть их я взял вино,

Только не с кем уже вспоминать.

ВОТ И СРАЗУ ЖЕ ПРИУКРАСИЛ действительность. Далеко не каждому досталось по кресту. Первые мои братья и сестры (шесть их было) не смогли превозмочь свое первое и последнее морское путешествие в наглухо задраенных, битком набитых людьми трюмах барж, в которых везли их раскулаченных родителей вместе с ними смертельно холодной осенью 1931 года из Архангельского порта через Белое и Баренцево моря в устье реки Печоры и дальше вверх по течению. Прошли годы, но так и не смог я разговорить мать и узнать в подробностях, что же тогда произошло. До самого своего смертного часа в 1989 году отделывалась она одной фразой: «Дети умирали первыми».

Сгинули первые брат и сестра, умерли родители, каждый в свой час завершили свой жизненный путь еще двое братьев и две сестры. И остался один. Некому уже больше сказать: «А помните?..». Именно на кладбище, стоя среди родных крестов с нераспечатанной бутылкой вина, я вдруг до конца осознал, что все уже шагнули за край бездны и остался из нашего поколения я один. И тогда возник другой вопрос: «А зачем?».

Зачем, для чего, с какой целью появились на свет мои первые брат и сестра, чтобы тут же (старшей Вике было 12 лет, младшему Егорке – полтора годика) найти последнее пристанище в ледяной пучине Баренцева моря? А для чего жили и умирали в жутких условиях Крайнего Севера мои родители, старшие братья и сестры? Да разве только мои?

И стою перед бездной один.

Напоследок пытаюсь понять:

Я зачем приходил 

                      в этот мир?

Я – гонец! 

       Должен весть передать.

Сын – звено 

        в той цепочке следов,

А за ним 

         трое внуков остались.

Память рода 

           сквозь толщу веков

Дотянулась 

          и дальше помчалась.

ЕСЛИ ЭТО ТАК, ТОГДА вырисовывается и главная цель жизни: передать по цепочке потомкам весь опыт, знания, накопленные твоими предками за тысячи лет и сконцентрированные в твоем подсознании. И каждый человек всю эту информацию по женской и мужской линиям получает еще в утробе матери. А если человек не оставил потомства? Тогда все. На нем эта «память рода» и прерывается. Но есть тут, как мне кажется, одна лазейка. Давно уже существует в околонаучном мире телегония (недоказанная официально теория, утверждающая, будто контакт с другими сексуальными партнерами существенно сказывается на наследственных признаках будущих детей). Если это так, то получается, что, чем больше контактов имел человек, тем шире память его (и не только его) рода распространится на земле. Конечно, телегония – это недоказанная теория, но прошу извинить меня за нижеприведенный пример.

Все кинологи, владельцы породистых собак прекрасно знают, что, если на их элитную суку заскочил беспородный соседский кобелек, даже без последствий, эту даму, каких бы кровей она ни была, безжалостно вычеркивают из числа чистых производителей. Я не настаиваю, что эта теория верна. И каждый человек вправе сам решать, быть верным своему партнеру всю жизнь или… не всю. Но это так, к слову. И все же появляется тут маленькая надежда у бездетных, что память их рода не исчезнет вместе с ними.

Вот и наметилсь два пути: первый – тупик (человек умирает, не оставив наследников), второй – миссия гонца (передача заложенной информации плюс собственной потомкам). И это все: родился – родил – умер? Как-то скучновато.

А МОЖЕТ, ЕСТЬ ТРЕТИЙ ПУТЬ, ведь обычно на перепутье три варианта дороги предлагается. И он есть. Каждому, я уверен, дается возможность идти по нему, но почти ни у кого не получается. Люди предназначены для большего. У меня такое ощущение, что в телегу вместо лошади запрягли современный самолет и заставили его работать на уровне возможности захудалой коняги. Вот это и есть наш организм.

Вспомнился христоматийный пример. На глазах матери под машину попал ее сын. И она, не раздумывая, приподняла машину и оттащила в сторону. А еще такой пример – в одном из тибетских монастырей монахам, чтобы сдать экзамен для перехода на следующую ступень, необходимо на 20-градусном морозе высушить на себе одежду, которую перед этим обильно полили ледяной водой. И так шесть раз подряд.

Таких примеров сверхвозможностей человеческого организма можно привести великое множество. А наш мозг, который по утверждению ученых используется нами лишь на 3-5 процентов, но которому в подметки не годятся самые мощные компьютеры?

Все это таится в каждом из нас. И стоит только чуть напрячься в физическом или эмоциональном плане, как организм тут же пытается нам помочь. Вспомните пресловутое «второе дыхание» или внезапные озарения, которые помогают преодолеть то или иное препятствие или решить сверхтрудную задачу. И, чем талантливее человек, тем более мощную подпитку дает ему организм. Но неподготовленный человек далеко не всегда может справиться с ней. Вот почему, мне так кажется, большой процент талантливых людей страдает раздвоением личности или шизофренией.

НО ОСНОВНОЙ МАССЕ ЭТО НЕ ГРОЗИТ. Мы рождаемся и почти сразу впадаем как бы в спячку. И в таком полусонном состоянии, руководствуясь не страстями, а чувствами (у кого они есть) и живем. Поэтому и скользим по поверхности, не давая организму встряхнуться и зажить полной жизнью. Мне даже кажется, что я догадываюсь, где проходит рубеж или развилка, когда у человека определяется его дальнейший путь: гонца или творца. Это, на первый взгляд, легко объяснимый переходный возраст у подростков, когда все сводится к гормональному уровню и связывается с половым созреванием. А может, и не все так просто. Может, потому у подростков так необъяснимо трудно проходит этот период, что они подспудно чувствуют эту точку невозврата?

Я – гонец. 

   А ведь мог стать творцом,

Где-то в детстве 

          душа встрепенулась.

А потом 

          все пошло кувырком

И она 

     в подсознанье вернулась.

Равным Богу 

           я должен был стать,

Дан был шанс 

          как любому другому.

Этот шанс 

           умудрился проспать.

Внуки, 

       внемлите дедову слову.

Мне кажется все это уже было. Был человек всемогущ и бессмертен. Летал как птица, плавал как рыба, силой мысли двигал горы, легко преодолевал межкосмические пространства, и никакая другая энергия ему была не нужна. Но всему этому надо было долго и упорно учиться. И постепенно, то ли жалея себя, то ли ленясь, то ли еще по каким-то другим причинам, он начинал забывать все эти навыки и с каждым поколением все больше и больше деградировал.

Для облегчения жизни изобрел колесо. Вместо энергии мысли приспособил для своих нужд энергию ветра и воды. Дальше – больше: оседлал враждебную человеку энергию угля, нефти, газа и атома. И в итоге сам себе нанес смертельный удар в виде загазованной атмосферы и радиации. Это значит, что человечество пошло по неправильному пути и само себя загнало в смертельную ловушку.

И ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ? Попытаться вернуться или хотя бы приблизиться к своему истинному всемогущему образу. Наверное, существуют какие-то методики, которые, вполне возможно, используются в высокогорных тибетских монастырях. Необходимо внимательно изучать опыт и знания наших современников и не только, обладающих зачатками телепатии, телепортации, левитации и так далее. Ведь не все же из числа экстрасенсов, предсказателей и прочих с нашей точки зрения странных людей обманщики. И если у нас, взрослых, уже прошедших точку невозврата, может, ничего не получится, нужно натаскивать с младенчества детей и внуков. Вдруг кому-нибудь из них получится стать всемогущими и бессмертными. В этом плане наиболее перспективными, мне кажется, будут «дети индиго».

И напоследок процитирую отрывок из буддийской сутты (перевод со священного языка пали): «Немногие из людей достигают противоположного берега. Остальные же люди только суетятся на здешнем берегу. Те же люди, которые достигнут противоположного берега, минуют царство смерти, хотя его и трудно избежать».

Генетики на сегодня изучили только малую часть человеческого генома. Вполне возможно, что среди неизученных генов есть, например, гены перехода в другую сущность. И проявляются они  у людей, достигших «противоположного берега». А замещают они ни много ни мало ген разрушения или смерти, который имеется в любом живом организме.

Владимир ИСТОМИН. 

НА снимке: 

Владимир Николаевич 

с внуком Александром (слева) и 

правнуком Евгением.