Здравствуй, Азов!

Автобус остановился, открыл двери, и я шагнул под струи дождя. Не самое приятное начало  для знакомства с городом. Ну здравствуй, Азов! Он же Танаис, он же Азак, он же Тана...  Азов – древний город, переживший за свою многовековую историю множество событий, поменявший много имен…

Прогулка

под дождем

 

Поеживаясь под дождем, я двинулся в глубь города – прочь от суетливого автовокзала, обходя лениво ползущих по мокрому асфальту упитанных виноградных улиток, и, пройдя пару кварталов, начал ощущать, что Азов мне все-таки нравится. Дождь был ненавязчивый, а скорее ласковый, улицы  просторны, умыты и тихи, а буйная зелень радовала глаз. Видимо, сказывается обилие пресной воды в устье Дона – здешние деревья выше и наряднее ейских, а трава более густая и сочная. Миновав местный городской парк «Жемчужина Азова», похожий на наш парк имени Поддубного, как его младший брат, оказываюсь в историческом центре древнего города на улице Московской, возле Интернациональной площади.

 Увы, ни скифских курганов, ни развалин греческих портиков, ни венецианских палаццо вы здесь уже не встретите – все это уже кануло в Лету. Здесь преобладают добротные кирпичные здания XIX столетия, внешне схожие со своими ейскими ровесниками. Особенно выделяется музей-заповедник, расположившийся в особняке бывшей городской управы. До открытия этого «храма истории» еще два часа, и я бреду по площади в сторону спуска к тихому Дону, осматривая городские памятники и погружаясь в историю города. Скульпторы постарались вдохнуть жизнь в лица исторических деятелей, передать их эмоции. Петр I, опирающийся о ствол широкой мортиры, вид имеет недовольный, словно Александр Меншиков только что сообщил ему: «Мин херц, голландцы – ироды, не изволили выдать Вашему величеству визы для посещения города Амстердаму…».

На противоположной стороне улицы застыл в боярском кафтане, с саблей в руках сподвижник Петра Алексеевича, герой Азовских походов, первый русский генералиссимус Алексей Семенович Шеин. Лицо родовитого боярина откровенно печально. То ли о близкой пенсии человек призадумался, то ли до сих пор не может простить своему взбалмошному государю того, что тот велел однажды отрубить ему бороду…

Но всех выразительнее лик Владимира Ильича. Он прямо-таки свиреп! Памятник вождю мирового пролетариата обращен к Дону, и Ленин смотрит на заречные дали  с таким видом, словно завидел вдали неприятельскую армию и готов ринуться на нее врукопашную.

Допускаю, конечно, что все это лишь плод моей фантазии. А что до самой Интернациональной площади, то она широка, зелена и красива. Изобилует цветниками и каменными статуями животных, казаков. музыкантов. Даже немного позавидовал, что такой широты и ухоженности в Ейске не встретишь.

 А вот и пологий берег Дона со ступенями каменной лестницы, ведущей к воде. Вид открывается отсюда благолепный. Не величественный, а именно благолепный, умиротворяющий. Снуют по реке баржи и сухогрузы, виднеются в далекой туманной дымке силуэты зданий Ростова, внизу старенький мост ведет на заросший деревьями и камышом полуостров, образованный слиянием Дона и реки Азовки. Очень живописный, хотя и несколько запущенный. С пляжами, летними кафешками, еще закрытыми  по причине раннего времени. А еще с набережной реки  я заприметил на высоком берегу островерхие башенки Азовской крепости.

 

 

Пушки и бастионы

Азовская крепость – сооружение уникальное и считается визитной карточкой города, познакомиться с которой обязан каждый турист. Но еще на полпути к главной местной достопримечательности  наткнулся на огород с зеленеющими грядками, сияющим новизной деревянным туалетом и зачем-то обнесенный решетчатым забором. Решил было, что просто участок под строительство  кто-то огородил, но вовремя заметил табличку. На ней значилось, что здесь законсервированы археологические раскопки, а 15 лет назад на этом месте копал сам Тур Хейердал. Тот самый знаменитый норвежский мореплаватель и ученый, покорявший океаны и моря на своих тростниковых плотах и лодках. Обнаружил немало редких предметов, относящихся к Бронзовому веку. Но в земле осталось еще множество тайн…

Но вот и крепость, вернее, один из сохранившихся ее фрагментов. Высоченный, поросший травой вал, с каменным бруствером, идущим по гребню, дозорными деревянными башенками, торчащими между зубцами орудийными стволами и каменными Алексеевскими воротами. Перед валом глубокий сухой ров, а чуть в стороне возвышается… роскошное здание пятизвездочного отеля «Sоhо», который сделал бы честь любому областному цент-ру. Рядом, прямо на проезжей части, безмятежно расположилось стадо гусей, которых аккуратно объезжают водители. Красота, да и только!

Вообще крепость в Азове существовала с незапамятных времен. Но нынешняя ее модификация относится к XVII-XVIII векам – периоду, когда каменные замки, чьи стены легко разрушались появившейся артиллерией, уступили место сооружениям нового поколения с бастионами, равелинами и прочими эскарпами. Менее эффектная внешне, но более эффективная в фортификационном плане крепость сегодня является музеем.

С большим удовольствием прошелся по гребню стены, любуясь Доном с башенными кранами порта, куполами церквей, раскинувшимся внизу парком. Даже представил себя донским казаком, переживающим знаменитое Азовское сидение – осаду крепости турецко-татарской армией, длившейся несколько лет. Здесь же я обнаружил выбитый на каменной плите указатель, на котором были обозначены другие крепости Юга России того периода – ни одна из них не дожила до наших дней. В том числе и крепость Ханский городок, находившаяся на территории Ейска. Жаль. Не помешала бы нашему городу персональная крепость. А уж туристов как бы это порадовало…

Обойдя  застывший на каменном пьедестале возле порта бронекатер – безымянный брат нашего «Ейского патриота» из Азовской флотилии,  подкрепившись в местном ресторане семейной кухни «Корова», я был готов к посещению музея.

 

 

Мамонт-

кормилец …

Музей-заповедник Азова, который включает в себя несколько отделений, просто бессовестно велик для такого небольшого города! Наши города примерно равны по количеству населения, но ейский музей даже близко не сравнится по значимости и количеству экспонатов с азовским. Здешний музей считается одним из крупнейших во всем ЮФО, и, что самое приятное, он востребован.

Толпы школьников и взрослых, несмотря на будний день, наполняли широкие залы. Купив за 100 рублей билет, присоединился к ним. Первый этаж был посвящен местной флоре и фауне доисторического и современного периодов. Здесь представлены огромные скелеты вымерших тысячелетия назад животных. Вот застыл четырехметровой горой скелет трогонтериевого мамонта (на снимке). На противоположной стороне зала, опустив книзу ослепительные бивни, такой же могучий динотерий – отдаленный предок слона, утонувший тысячи лет назад в здешних болотах. Их сосед – приземистый эласмотерий с высоким спинным гребнем, родственник современных носорогов – пал под ударами копий и топоров первобытного человека.

Видя мой искренний интерес к этим гигантам, сотрудницы музея с гордостью рассказали, как местные специалисты собирали эти скелеты из разрозненных костей разных животных. Но кропотливая работа принесла музею не только славу, но даже некоторую прибыль – коллекцию неоднократно вывозили на «гастроли» в разные города страны и даже в Японию, в результате удалось заработать деньги на ремонт нескольких залов!

…и казаки-разбойники

Второй этаж уже посвящен человеку. От глубины веков до наших дней. Кто только не жил на территории нынешнего Азова! Гордые скифы и савроматы, готы и свирепые гунны, мудрые эллины и робкие меоты, кемерийцы и татары, лихие половцы и хитрые итальянцы, турки и казаки… Об их присутствии напоминают заржавленные мечи акинаки, ритуальные  каменные бабы, керамические амфоры, луки со стрелами, длинноствольные пищали… Греческий полис Танаис со временем стал золотоардынским Азаком – одним из крупнейших городов средневековья, лежащим на знаменитом «Шелковом пути», где существовала богатейшая итальянская торговая фактория Тана.

Шли века, и Азов становится османской крепостью, закрывающей выход к морю растущему Московскому государству… Первыми «попробовали на зуб» турецкую крепость донские казаки, которые захватили ее в 1637 году, превратив в войсковую столицу. Казаки удерживали город пять лет (Азовское сидение), грабя турецкие, персидские и арабские караваны. Весело жили, одним словом! Почему-то турки этого не оценили и отправили на штурм Азова огромную армию, многократно превосходившую по численности казачий отряд. Но казаки не сдавались. Отправляя в Москву послания с просьбой о помощи, они удерживали крепость, нанося неприятелю огромный ущерб. Россия не могла вступить тогда в войну с Османской империей, и казаки  оставили  город, забрав с собой казну и орудия.

Позже завоевать город (но не удержать) удалось Петру I во время его знаменитых Азовских походов, а окончательно город отошел к Российской империи в 1736 году, во время правления Анны Иоанновны. Странно, но вскоре после этого город утратил свое былое значение. Границы империи расширились, уйдя далеко на юг, выросло экономическое значение молодого, но растущего Ростова, и Азов словно бы вышел на пенсию. Превратился в обычный уездный город, коих сотни на Руси. Но что-то в его облике до сих пор напоминает о былых славных временах. Он напомнил мне отставного военного, который утратил уже силу и ловкость, но еще сохранил выправку и осанку.

Вечером того же дня я вернулся в Ейск. Начались привычные  будни. Но поездка  на берега Дона отложилась  в памяти. И памятники, и крепостные валы, и тихие заводи… Хорошая получилась поездка. 

 

Тимур Савченко.